Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: фантазия (список заголовков)
22:47 

Хорек - бродяга
О фантастике.

А тем временем на полочке фантастики книг про Украину осталось шесть. Их правда читают! Впрочем, почему нет. Это не совсем то, но я вот однажды почитал приличную часть межавторского цикла "Анабиоз". Там в разных повестях место событий разное. Есть Корея, есть Латвия, есть Москва и еще какой-то русский город. Мне не понравилось. Идея интересная, хоть и спорная с точки зрения логики. И язык у авторов неплох. Но... какая-то безнадега. Нет, я понимаю, постапокалипсис, но все же местами очень уж грустно. А то и мерзко. Особенно там, где людоедство. И, что хуже всего, есть очень симпатичные герои, которых банально жалко, когда их убивают.

А вчера мы ходили на "Чебурашек Черепашек-ниндзя". Хороший вполне фильмец. Вполне задорно. Черепахи прикольные. Крыса - тем более. История немного неканонична, но как адаптация для фильма - вполне и вполне неплохо. Ну и Меган Фокс в роли Эйприл вполне неплоха. В общем, мне понравилось.

Но вернемся к книгам. Я ж в этом книжном магазине попырился не только на сомнительную военно-политическую фантастику, а заодно пробежался глазами, не зацепит ли что случайно взгляд. И таки да. После того, как я с сомнением поставил обратно на полку непонятных эльфов и непонятных попаданцев, я заметил пару незнакомых книг от Лукьяненко. Издание симпатичное (хотя внутри очень посредственное: разная бумага - это еще полбеды, хотя раздражает, а вот экономия издательства Аст как на редакторах, так и на внимательных корректорах - это уже хуже). Есть и анотация и общее описание серии (кстати одна из книг написана в соавторстве), что очень здорово при нынешней моде заменять вменяемые анотации на пространные размышления о смысле жизни или, что еще хуже, на дифирамбы автору.
Так вот. В жанре юмористического фэнтези Лукьяненко уже себя пробовал. Лично мне "Недотепа" и "Непоседа" очень понравились - книги с вполне оригинальным концептом и написаны не в слишком привычном стиле, финал счастливый, но без слащавости. А вот эта серия - "Пограничье" уже вновь возвращается к привычной атмосфере "Спектра" или, например, "Черновика". Хотя стеб здесь тоже иногда имеет место быть. Но все-таки, это уже фантастика не юмористическая. Это... я бы обозначил это как специфический стимпанк. Без типичной для этого жанра обкуренности, грязи и безнадеги. Скорее, атмосфера, пропитанная духом начала прошлого века. С некоторой примесью боевичка, вследствие наличия героев из нашего мира и времени. Основное действие завязано на том, что некоторый процент людей в нашем и в других мирах способны открывать порталы в некий срединный мир, некогда переживший техногенную катастрофу, после которой человечество утратило возможности всякого технического прогресса более сложного, чем техника и заводы, работающие на угле. Некоторые из таких "попаданцев" остаются служить стражами Пограничья, отлавливая других таких попаданцев и отстреливая неисправимых контрабандистов. Как ни странно, книга затянула. Пожалуй, вторую тоже возьму.

О Марио.

Пришел я домой, помыл руки, иду себе в тапочках в кухню - и тут хлобысь! На ровном месте исполняю пируэт "Корова на льду". Проводив взглядом мгновенно преставившийся тапок, из которого вывалились метафорические кишки, я пошел было дальше, а потом подумал: а, собственно, с чего это так скользко? Хм, мокрый след. Я, конечно, достаточно талантлив, чтобы поналивать воды во время банального мытья рук, но все же не припомню этот конкретный случай. Включаю свет - в ванной прямо по центру налита лужа. И никаких следов, указывающих на животрепещущий вопрос: "откуда?". Соседка недавно заливала, но потолок совершенно сухой. Окрестности труб - тоже. Потом, увы, заметил очень хитрый и неприметный подтек со шланга, ведущему к раковине. И сдыхал шланг прямо на глазах. То ли китайская резина так скоропостижно отжила свое, то ли устала от химикатов, которые иногда можно заметить в нашей водопроводной воде. В этот вечер я сделал много: и отвинтил этот чертов шланг, и залил ванную, неудачно примерив другой шланг. Шланги-то запасные у меня были (да, это очень странно, на самом деле, не иметь ни одной чертовой прокладки, но иметь целых четыре запасных шланга). Самая сложно была в том, как кран прикручивался к раковине и как к крану прикручивались шланги. Преодоление первой сложности было подобно удалению гланд проктологом. Чего я мысленно и пожелал изобретателям такой системы. А вот преодоление второй сложности было похоже на извлечение забитого гвоздя ковшом экскаватора. Если бы комнатный цветок не пребывал на балконе, спасаясь от кошки,- точно бы завял. А кошка была занята в комнате дремой и не слушала мой богатый словарный запас.

Но удивительно: кажется, рукожопый я все-таки добился успеха и лишился девственности* поменял этот чертов шланг. И почти ничего не сломал. Ну только этот самый шланг, который протек. Ну еще раковину слегка поцарапал. Ну, это не считается. Одно мне непонятно, уважаемое мироздание. Неужели мне после работы и жаркой муторной дороги домой надо ну вот непременно еще поиметь мозг какой-нибудь гадостью?

@музыка: "Bloodlust" ("Happy Birthday" RPG Game OST)

@темы: фантазия, Чебурашки-ниндзя, Пушной зверек, Ахаха

13:16 

Selfdestruction System is on

Хорек - бродяга
Один вопрос из области фантастики занимает меня долгое время. Вот возьмем книги, фильмы, игры, аниме. Имеется у нас база (пиратская или наоборот правительственная), космический корабль, подводная лодка новой модели. И на них обязательно имеется система защиты от вторжения. Ну почему эта система обязательно должна включать в себя механизм самоуничтожения, который обязательно будет задействован, если на базе-корабле-подлодке находится главный герой?

Вариант "для недопущения воровства секретных данных" не проходит. Во-первых, не обязательно там будет что-то секретное. Вариант "соблюсти честь" тоже не подходит. Во-первых, весь персонал, в случае срабатывания системы самоуничтожения, запросто может бегать по палубе/коридорам в настроении: "А-а-а!!! Мы все умрем!!!", и о чести речь не идет. А главное, вот "во-вторых" для обоих вариантов. Главный герой (или неприятель, вторгшийся на базу главного героя) как пришел туда, где ему быть не положено, так и ушел. А система самоуничтожения все равно работает. "Я пукнул,- и они меня выгнали, а сами остались".

Ну и наконец. Есть же собственно системы защиты. Их можно довести до близости к совершенству. Для примера можно взять Наноху
Что касается принципа "если система защиты не справилась, то хоть ни себе, ни врагу" - ну право же, в некоторых случаях этот принцип актуален, но не всегда же! Тем более, что во многих произведениях вся система защиты состоит исключительно из механизма самоуничтожения... Я понимаю: упрощение, но глупо же!

@темы: Матчасть, фантазия

16:08 

Маяки нового мира.

Хорек - бродяга
Здесь предполагается аннотация к тому тексту, что под катом (Гена, вот то полотенце...), но я как-то не любитель их писать. В общем, в последнее время тема конца Света стала весьма модной, обсусоливается в этих наших Интернетах, новостях, на лавочке с пивом и в кино. Основная идея апокалиптичных фильмов - в спасении мира землянами. Но мне как-то не попадались фильмы, в которых спасение мира готовила бы некая цивилизация извне (разве что у Стругацких в "Обитаемом острове", только спасали там не Землю и спасали не от конца Света).
Текст до появления звездочек (***) следует воспринимать, будто это дневник, и его зачитывает вслух голос за кадром. Эпиграфы и англоязычный текст - это фрагменты песен.
Итак...

Еще одно фантастическое творчество на апокалиптическую тему. Для прочтения - нажать на текст.

@темы: фантазия, Мировой заговор

14:04 

When The Silence Cries...

Хорек - бродяга
Самый звонкий крик - тишина,
Самый яркий свет - ночь.
("Пикник")


"Я стою босиком на траве. Лишь ветер шелестит травой и нарушает мое одиночество. Но вот и ветер умчался прочь. Никого. Ярко светит солнце - я щурюсь. Даже птицы не поют - они разлетелись прочь. Звуков нет вообще, и потому я здесь. Я здесь, потому что меня позвали. Позвали, чтобы ненавидеть. Со мной всегда так. Одни зовут меня, но когда я прихожу, мне совсем не рады, меня проклинают. Другие зовут меня и наслаждаются моим обществом, но затем прогоняют прочь. Разве это справедливо? А я ведь существую целую вечность. Мироздатель строил этот мир на моих глазах. Вообще-то, без меня ничего бы не вышло. Чтобы возник мир, нужно было что-то мне противопоставить. И Творец противопоставил мне Слово. Вы не подумайте, я люблю это чудесное творение: мир, и Создателя его. Собственно, проблема лишь в одном: я не люблю громкий шум. Я люблю этот мир и люблю жителей его - людей. Но люди не слишком-то любят меня. И я могу их понять.

Вчера на этом поле был ад. Много людей уничтожали друг друга. Они стреляли. Они взрывали. Они кричали. И они звали меня. Мне было страшно, но мне обязательно нужно было прийти сюда. Вот солдат лежит в окопе. Закрыв голову руками и дрожа всем телом, он умоляет: "Пожалуйста! Пусть она наступит, наконец, пусть все затихнет!" Я подхожу к нему в тот момент, когда возле окопа разрывается снаряд. Солдат встает и крепко руками сжимает свою голову. Из ушей его течет кровь. Солдат больше не слышит шума боя. Секунды назад он еще желал моего прихода. А теперь он меня проклинает, потому что оглох".

Такую запись можно было бы сделать в моем дневнике год назад или сто лет назад. Вся беда в том, что записи всегда будут одни и те же. Поэтому я не веду дневник. И все же...

День начался с того, что меня снова позвали люди. Они позвали меня на огромную груду мусора, бывшую когда-то огромным небоскребом. Страшно шумели большие экскаваторы, краны и прочие машины. Суетились люди. Но вот самый главный из них поднял руку, и все затихло. Люди стали прислушиваться к руинам. Служебные собаки забегали по обломкам в поисках пострадавших. Только мое присутствие здесь могло помочь найти выживших в этом кошмаре. Но спасатели вокруг меня молились. Молились, чтобы я ушла. Они меня проклинали. Потому что если я не уйду отсюда до того, как технику включат снова, это будет означать смерть. И уходя, я услышала тихий стон под обломками. Я могу понять людей. И все же, хотелось бы, чтобы кто-то понял меня. И вот, за тысячу километров от места катастрофы, меня заинтересовал один человек. Он явно нуждался во мне, но почему-то пытался заменить меня шумом. Я люблю тихую музыку, но рев электрогитары меня пугает. И все же, мне почему-то не хотелось уходить. В конце концов, этот странный человек во мне нуждался, хотя и странным каким-то образом...

***

Как же меня все это бесит! Эй, дружище, какого члена у меня пустая кружка? Давай-ка сюда пивко... Так о чем это я? Вот я и говорю: бесят меня все. В институте сидишь, а эти курицы тупые галдят и галдят о своих помадах, трусах и прочей лабуде. Ко-ко, да куд-кудах! А пацаны? Сплошные недоразумения! Одни чучела с понтами скрутят пальцы веером и начинают гнать свой рэпак. Сто лет бы не слышать этой убогости! Да они вообще хоть раз в своей тупой жизни слушали настоящий, качественный рэп? Как же! На других вообще смотришь - и не поймешь: пацан это или девка. Раньше бы сказали про них: гомики. А теперь нет, теперь это называется эмо. А музло они какое втыкают? Скримы и гроулы. Ха! Крыса дохлая - и то лучше гроулит, чем эти ихние эмокоры или как их там. Тьфу, холера! Сто лет бы не слышал эту дрянь. Вот так подошел бы к очередному идиоту с шибко громкой мобилой, разбил бы идиоту табло, а мобилу засунул бы в... А-а-а, давайте, друганы, за нормальное музло! За металл! Щас я вам (бульк-бульк!) слабаю кое-что...

И я "слабал". Устроил на своей электрической крошке адский запил. Соседи организовали аккомпанемент посредством швабры и и отопительных труб. Друзья музон оценили. Хорошие у меня друзья. Мы вместе решили однажды группу организовать. Пока что мы пробуем наши силы в любимом институте, продвигаем добрый хэви-метал в массы, так сказать. Но скоро оформимся официально и будем выступать в городе. Глядишь, чего-то и добьемся. Музыка в наше время популярна. Музыка - это жизнь. А металл - это вызов проклятому несовершенству этого мира.

Музыка - это спасение. Когда я слышу глупости от окружающих вокруг, проклятый шансон в автобусе, когда родители ругались (к счастью, в последнее время и я живу один, да и родители не ругались уже лет триста), в общем, когда мне не хотелось слышать, что происходит вокруг меня, я желал тишины, как и все нормальные люди. Но отгораживаться от мира я стал с помощью музыки. Мне не нужна для этого гитара: рев гитары и чудные запилы в традициях великого Джудас Приста звучат прямо в моей голове. Началось это еще в школе, когда меня однажды принялась ругать истеричная учительница. Я стоял и слушал. Слушал и думал: "Когда же ты заткнешься, в конце концов?!" От учительских воплей звенело в ушах, и я попытался представить себе музыку. Я попытался нарисовать ее в своих мыслях. И о, чудо! Вместо воплей очкастой взрослой дуры в моей голове звучала Металлика! Да, в то время я как раз впервые с ней познакомился. Сейчас мой разум сам играет музыку, и она заглушает все, что меня бесит. Я могу сам себе мысленно сыграть веселую пятиминутку в стиле прогрессив-металл, пока начальница на моей временной работе что-то втирает мне, брызжа слюной. А потом я улыбнусь, скажу "да" - и, если я угадал с этим "да", все счастливы: и начальница рада, что ее поняли, и я рад, что не выслушивал весь этот ее бред.
Моя музыка - это движение, это скорость, сила и мощь. И все же, иногда чего-то не хватает. Чего-то тихого, лиричного. Я пробовал играть баллады, и результат меня удовлетворил. Обязательно вставлю в программу. Но и в балладах чего-то не хватает...

И тогда я встретил Ее.

В тот день я, все еще занятый муками творчества, умудрился снова вызвать недовольство своей жирной начальницы. Эта дура все выговаривала и выговаривала мне, а я почему-то не мог отвлечь себя: музыка в голове играть отказывалась совершенно. Ни единой нотки. В конце концов, я послал начальницу на три веселых буквы - все равно собирался уходить с этой временной работы. Но произошедшее меня озадачило. Дома я плюхнулся на табурет и взял гитару. Побренчал немного. И не услышал ничего. Нет, конечно, гитара издала какие-то звуки, но никакого морального и эстетического удовлетворения они не принесли. Я посидел немного в полной тишине, и понял, что меня эта тишина раздражает. Я рассердился и, ударив по струнам, соорудил адский трэшевый проигрыш, в конце которого завопил: "Эй, тишина, пшла прочь!" Почему-то, на миг в моей голове возник образ какой-то незнакомой девушки в длинном черном платье. Лицо ее было испуганным, а на глазах выступили слезы. Я встряхнул головой и продолжил лабать трэшевые темы. Но вскоре удары по струнам сменились плавным лиричным перебором, и я заиграл балладу. Петь я не пытался никогда: петь я никогда не умел, максимум во дворе пару раз орал о том, как "мой "Фантом" взорвался быстро". Я не пытался петь, но песня мне пришла на ум, не словами, а нотами. Думаю, это была моя лучшая баллада с тех самых пор, как я впервые взял в руки гитару. Но и в ней чего-то все еще не хватало. Так, маленького штришка.

На следующий день я попытался повторить эту композицию. Я взялся за гитару и сразу же принялся играть. И уже спустя несколько тактов я заметил: не то, совсем не то! Я призадумался. И снова в голове стало пусто. Снова наступила тишина. А что, если... Я встал, подошел к двери и распахнул ее настежь. Так. А затем снова сел на стул, взял гитару и принялся ждать. Ждать того самого образа девушки в черном платье, который мне вчера привиделся. И она пришла. Робко, неуверенно прокралась вдоль стенки коридора и спряталась за дверью. Я поднял руку, приготовившись ударить по струнам. Лицо, подглядывавшее из-за двери, зажмурилось и поспешило спрятаться. "Так вот ты какая,"- подумал я. И медленно опустил руку, перебирая пальцами. Не по струнам на гитаре - по воздуху. Я представил себе, будто у меня есть еще один набор струн - невидимый. Перебрав несколько таких воображаемых тактов, я, наконец, осторожно коснулся пальцами струн реальных и посмотрел на выход из комнаты. Из-за двери выглядывала пара любопытных глаз. Я улыбнулся и принялся играть вчерашнюю балладу. Но в тех местах, где вчера я делал паузы, сейчас я вставлял проигрыш на воображаемых струнах. Теперь все было хорошо. Все было правильно. Песня сложилась.

***

Прошел год. Она время от времени приходила к музыканту, и он охотно для нее играл. Тяжелая музыка больше не пугала. Это была странная дружба. С одной стороны, это здорово, конечно, иметь друзей. Но все же в душе было неспокойно.
Сейчас перед Ней был сложный выбор. Выбор, который время от времени случается с каждой девушкой. Дело в том, что на столе лежал билет на концерт. Не сложно догадаться, кто его подарил. И вот он, этот страшный выбор! Какое платье надеть?
- Снова наденешь черное?- спросил сзади кто-то. Девушка не стала оборачиваться: она знала, кто к ней пришел. Она кивнула. Гость поцокал сокрушенно:
- Ай-ай, девочка. Смотрю я на тебя и вижу в сердце печаль. Чего ты боишься? Дружить с человеком? Помнится, у тебя однажды был друг... подружка, хорошая девочка была...
- Беда в том, что иногда я прихожу не вовремя. Она часто приглашала меня и играла для меня на скрипке. Тихонько так играла, мне очень нравилось. Но однажды я пришла в тот момент, когда доктор прислонил к груди девочки стетоскоп. Меня приглашали, чтобы услышать биение сердца, но когда я пришла, доктор, разумеется, не услышал ничего. Я поспешила уйти, но было поздно. В этом вся беда: меня все зовут, ждут, ищут, но когда я прихожу - сразу становлюсь не нужной никому, а большинство людей меня тут же начинает проклинать. Все потому, что я нередко приношу с собой смерть. Быть может я и есть смерть?
- Ты совершенно не виновата. И девочку я забрал, чтобы облегчить ее страдания. Просто ты пришла, когда болезнь уже взяла свое. Не печалься: никто не уходит бесследно. Ты еще увидишь всех, кто ушел. Беда в том, что ты плохо понимаешь свое место и свою значимость. Я скажу тебе. За этим я пришел. Ты любишь этот мир? А людей? Этот мир я создал, начало положив Словом в пустоте и безмолвии. Я есть Свет, ты - Тьма. Я есть Жизнь, а ты временами приводишь с собой Смерть. Я - Любовь, ты - Печаль. Я - Хаос, ты - Тишина. Чтобы была сущность, нужно выделить ее из небытия. Даже если ты заставишь этот мир замолчать навсегда - не печалься: я вновь и вновь создам его. А без тебя невозможно что-то сотворить. И главное. Чтобы создать хороший и живой мир внутри пустоты - нужно дать пустоте душу,- Мироздатель погладил Тишину по голове и закончил:
- Ты - мое лучшее творение.

Мироздатель, вернувшись, уселся перед своим мольбертом и задумался: что бы еще такого нарисовать. За спиной появился Азраэль.
- Хорошо, что ты с ней поговорил, Отец. А то ведь рыдает над каждой смертью. Невозможно работать в таких условиях! Да и смотреть на нее больно. В меня ж ты тоже душу вложил, между прочим. Как бы я работал без души?.. Кстати, а вот ответь мне: а у тебя она тоже есть?
- Конечно,- улыбнулся Мироздатель,- как бы иначе я творил?

Концертный зал был переполнен. За какой-то год группа стала очень популярной, сперва в институте, а затем и в городе и даже за его пределами. Вот, гитарист поднял руку - и слушатели все до единого замолчали. Каждый знал: играть гитарист начнет, постояв пару минут в полной тишине. Гитарист вглядывался в зал - и наконец увидел Ее. Улыбнулся - и начал перебирать невидимые струны: первые несколько тактов - только для Нее.
В красивом белом платье, Тишина скромно стояла в уголке зала и улыбалась. Впервые за всю вечную жизнь она не чувствовала себя одинокой.

@темы: фантазия

21:48 

Хорек - бродяга
Нравится мне вечером ездить в полупустом троллейбусе. Едешь себе, едешь. Финская полька в наушниках играет. За окном проносятся огни спящих скучных заведений. А еще огни вечерней жизни. Эти - гораздо интереснее первых. Едешь себе и радуешься, что дождался троллейбуса: плохо они как-то вечером ездят, не слишком-то регулярно. Единственное, с работы не так уж интересно ехать. Наверное, от усталости. А вот с учебы, когда учился, - очень даже ничего.

***

А вот бы так: присел рядом кто-то. Повернусь я, а рядом - ты. Сидишь ровно и чинно, будто бы игнорируя меня. А потом заговорщическим шепотом предлагаешь мне прогуляться в каких-нибудь интересных местах. И я соглашусь, конечно же. И мы выйдем и пройдемся чуть-чуть. А еще лучше - дождемся другого троллейбуса - того, который едет в совсем другую сторону. И обязательно прогуляемся по аллейке. Там совсем не темно: все уличные фонари светят на удивление исправно. Неподалеку обязательно будет открытое кафе. Рядом с ним не будут стоять всякие глупые автомобили. Зато из приоткрытых дверей будет слышна мелодия, которую музыкант наигрывает на фортепиано. А потом мы пойдем в более темный парк. И зайдем туда, куда вряд ли кто-то забредет на ночь-то глядя. Не пристало, конечно, приличным барышням шляться в темных безлюдных скверах. Но раз уж я буду с тобой - почему бы и нет? И вот мы зайдем в гущу кустарников и присядем под деревом. А потом ты сгонишь меня с того камня, на котором я присяду. Мы приподнимем этот камень, и ты скажешь, что под этим камнем наверняка закопан клад. Ведь наверняка закопан: иначе и быть не может. И мы примемся копать. И раскопаем. А раскопаем мы не что иное, как...

***
- И что это?
- Как что, книга, конечно. Наверное, чей-нибудь дневник.
- А может это чья-то колдовская книга?
- Да ну, такие разве бывают? Кто-то решил в волшебников поиграть?
- А вот и бывают! А вот и не поиграть!
- О, я знаю: там наверняка записан чей-нибудь страшный мировой заговор...
- Ой! Не открывай ее! Ну зачем, зачем ты читаешь? Вдруг там что-то страшное?
- Если что-то страшное - мы просто закопаем ее обратно. Как странно. Это больше похоже на книгу о жизни...
- Чьей жизни?
- Твоей, моей, еще чьей-нибудь. А вот тут о снах почему-то рассказывается...
- Дай посмотреть. А вот заклинания. Я ж говорю, колдовская книга.
- Да нет же, почитай вот...
- Хм. И правда, тут о жизни рассказывают. Вот тут о каких-то человеках, я их и не знаю. А вот тут о нашей, кажется, жизни... А вот этот сон нам вчера снился, да?
Я смотрю в книгу и соглашаюсь. Снился, да. Нам снилось, как мы гоняемся за обезьянкой, укравшей у нас пиратский золотой дублон.
- Смотри, а вчера я ходил в это вот кино.
- А я не помню кино. Ну конечно, это же только ты ходил. А зато вот тут подробно описано, как я иду на базар покупать лошадь.
- Аура, ты купила себе лошадь? Надеюсь, это только ты покупала лошадь? Я не помню, чтобы я приводил домой крупный скот...
- Ага, покупала. Денег едва хватило, но лошадь была замечательная. Жаль, только, растаяла быстро: туманные лошади - они такие. Зато парк в тумане смотрелся очень красиво.
Я перевернул пару страниц.
- А вот тут написаны мысли, которые приходили в голову, только мы их так и не воплотили...
- Ага, а тут опять про жизнь рассказывается, про нашу и не нашу. Знаешь... я вот что думаю... Да фигня тут какая-то понаписана в этой книге на самом деле. Фу, как скучно!
Аура морщит нос и быстро перелистывает всю книгу, и тут, кажется, интерес возвращается к ней:
- Смотри! Здесь много пустых страниц!
И мы, ухмыльнувшись, понимающе киваем друг другу, когда я, немного подумав, достаю из кармана шариковую ручку.

@темы: фантазия

23:11 

"Совершенное оружие." (страшилка на ночь)

Хорек - бродяга
В начале были слова. Просто слова. А потом я вдруг подумал: "Да какого... можно ведь Такое сделать! Можно целому миру оказать такую услугу, которую не оказывал еще никто!" И слова стали оружием. Лучшим оружием во всем мире. Потому что только человек использует оружие. Потому что только человек использует слова. Слова стали звучать уже серьезнее. Они стали какими-то колючими. Произнося их, я чувствовал в голосе металл. Но вот однажды мне приснилось, что я забыл все-все слова, какие знал. И тогда слова нашли отражения в буквах. Я записал их в свою тетрадь черными чернилами.

С каждым днем идея создать мое совершенное оружие все больше захватывала меня. Как-то раз я показал записанные Слова Ромашке. Она наморщила носик и сказала, что это плохие и неприятные слова, и их лучше не произносить вслух. И посоветовала мне сжечь тетрадь. Зря я тогда не послушался. И однажды ночью, когда лишь Луна освещала страницы моей тетради, я прочитал, наконец, Слова. Они звучали непривычно, чуждо и очень злобно. Ведь в конце концов, оружие призвано лишь творить зло в имя чего угодно.Читая написанные в тетради строки, я видел перед глазами всю свою жизнь. Металл, звучащий в моем голосе выражал свое превосходство перед этим миром. Я видел его, этот мир. На последнем слове я вдруг запнулся, поняв, что мое оружие, обратившись против мира, поразит также и меня. Оторвав глаза от тетради, я увидел на стене какую-то тень. Тень надвигалась на меня. Я поднял глаза: облака набегали на луну, погружая все вокруг в кромешную темноту. Темнота обрушилась на меня. В ужасе, я побежал.

Я так и не произнес последнее слово. Я решил, что все дело в нем. Его надо поменять. Убрать. Придумать вместо него новое. И поскорее, пока Темнота не догнала меня. Друзья еще как-то пытались спасти мой рассудок. Ромашка что-то говорила мне, много слов. Но не таких, что были записаны в моей ужасной тетради. Ее слова были светлыми, ласковыми. Они содержали в себе покой и рассудительность. Не в силах уже понять такие слова, я, тем не менее, также записал их в тетрадь, на черную обложку, белым мелом. Так продолжалось долго: днем я метался от одних слов к другим, пытался придумать правильное последнее слово к моему оружию. А ночью я продолжал спасать бегством от Темноты, в ужасе читая шепотом те слова, которые были произнесены когда-то моими друзьями, которые я написал белым мелом на черной обложке своей тетради.

И однажды, дохнув осенью, Темнота догнала меня. Слова перепутались в моей голове. Я больше был не властен над ними. Это был сущий кошмар. Дрожащими от ужаса руками я листал Тетрадь. И был не в силах придумать правильное последнее Слово. Дрожащими пальцами водил по обложке, пытаясь прочитать светлые и хорошие строки, написанный белым мелом. Но был не в силах понять написанное. Сверкнувшая молния положила конец всем моим надеждам: я обреченно смотрел, как моя тетрадь, мое оружие и мое спасение, пеплом осыпается на землю подо мной. Мне оставалось только одно: бежать. Бежать до бесконечности, спасаясь от хохочущей мне в спину Темноты. Бежать по земле и бежать по небу. Весь мир перестал существовать. Был только я. И была Темнота. Тщетно убегать от нее: она находится не в мире, а в сердцах. И словах.

Однажды ранним утром я все-таки закончил дело всей своей жизни: я придумал Слово. Другие слова были уже не нужны. Достаточно было только того единственного, что пришло в голову мне сейчас. Достаточно было того слова, что нашептала мне Темнота в моем сердце. Удовлетворенный, я присел и заснул. Проснулся я уже под вечер. И с радостью обнаружил, что Слово свое я не забыл, я помнил и знал его так четко, словно оно было записано. Записано Темнотой в моей крови. Осталось испробовать мое совершенное оружие. Я осмотрелся и наскоро перекусил упавшими с ближайшего дерева орехами. Солнце уже начало прятаться за горизонтом. Оно еще не успело скрыться полностью, когда я оказался на центральной площади большого города. Я смотрел вниз на людей.
Shadows on the wall...

Внизу несколько лохматых людей пели перед огромной толпой. Толпа радовалась и подпевала. Я раскинул руки. Нет, это не руки, это крылья. Черные крылья. Несколько черных перьев упало вниз.

Darkness is spreading, I warm my hands in the flames of lies...

Я посмотрел на небо и, потерев клювом о крыло, произнес свое Слово в первый раз. Над ночным городом начали собираться тучи.

In vain I scream against the wind...

Я произнес свое Слово второй раз. Подул ужасно холодный ветер. Я понимал слова песни, которую пели люди...

They don't understand my last testament...

...Но сам я был уже способен произнести только одно, свое самое единственное Слово, несущее в себе невероятную разрушительную мощь. Способное менять судьбы людей, которым не повезло оказаться у меня на пути. Предрекающее беду всем и вся. И, глядя на зарождающийся над городом ужасный разрушительный ураган, я произнес Слово в третий раз:




В тексте использованы слова из песни группы Helloween

@темы: Мировой заговор, фантазия

The Haunted House

главная